суббота, 2 декабря 2017 г.

"Аномализа" (2015)

Оригинал взят у f_famar в Не колено не Клер

Кинопоиск

Осточертевшие фильмы о кризисе среднего возраста не дали мне насладиться этой анимацией. Выдержала полчаса. Полагаю, что бодрые дифирамбы «Аномализе» пели незнакомые с кризисом люди, либо давно его пережившие.

Дав опрометчивое обещание написать пост об «Аномализе», я вдруг поняла, что не хочу досматривать, что она мне не нравится от слова «совсем». Я тянула месяца два, смирилась и выкинула файл в корзину. Чтобы спустя недели скачать заново и посмотреть одним духом, мысленно постанывая от неприязни.

Жизнь становится бессмысленной, знакомые надоели до осатанения, их слова и реакции ты знаешь наперёд (как сюжетные ходы «Аномализы»), ты, наконец, осознаёшь, что перешёл экватор – твои достижения в прошлом, впереди муторная вереница дней, ведущих к угасанию. Ужас и отчаяние приступами накатывают и задерживаются всё дольше, сил хватает только, чтобы удержать лицо (прямо-таки сорокинское превращение метафоры в реальность: кукла Майкл, теряющая лицо во сне – худший из кошмаров). Отчаяние сопровождает жажда новизны, новой реализации, перемен, увлечений: доказать себе, что будущее есть. Кажется, без обновления ты погибнешь. Мужчины напропалую спиваются меняют жён, работу, женщины заводят детей от кого попало. Или не заводят – и ЭТО пройдёт.

«Аномализа» не сказала мне ничего нового, впечатлений нет. Представитель высшего среднего класса Майкл Стоун завяз в кризисе: люди – на одно лицо и на один голос. Города и отели – на одно лицо, жена надоела, сын – разочарование. (Майкл, гуру общества потребления, почему-то считал, что его сын не будет маленьким потребителем). Жизнь впала в серость, в поисках утраченного цвета Майкл встречается с бывшей любовью – мимо. Его подсознание ищет любую зацепку и находит Лизу – девушку из колл-центра. У Лизы особенный голос – единственный «голос» в мире, который звучит для Майкла иначе (опять мужики с их фетиш-заморочками – то им колено, то ушко, то голос – и сладострастно снять кинишко, просмаковать).

Майклу неважно, что говорит Лиза, лишь бы впивать в себя звуки жизни, он думает, что нашёл своё лекарство. Эх, человеки-человеки, ничего-то вы не придумали для общения мужчины и женщины, кроме коитуса. Две прекрасные сцены подряд – постельная и «наутро».

Лиза не привлекательна: невысокая, полноватая, со шрамом на виске. Но хуже всего – робкая, одержимая своим комплексом неполноценности. Она стремится к сексу со знаменитостью. Майкл занимается с ней любовью, следуя человеческому кодексу общения, без особого желания. Трезвым утром «голос» Лизы почти неслышен, Майкла раздражают её манеры и глупость (скорее невежество, критики напрасно презирают Лизу – она мудрее Майкла).
Обнажение куклы Майкла (с животиком и небольшими гениталиями) превращает его из «великого человека» в просителя перед женщиной: обнажённая кукла Лиза прекрасна своей молодостью. Физическая любовь неуклюжих кукол неожиданно точно передаёт движения реального полового акта. Настолько неловкое сношение, что не может быть порнографией (ах, как же русский неуклюж для описания соитий).

Наутро Майкл растерян, он пытается поймать отголоски своей Аномализы, но вместо этого теряет её совсем. Оставленное без присмотра тело развесистого самца следует стереотипу поведения (худшему из вариантов) – он врёт Лизе, что бросит жену и уйдёт к ней. Лиза подыгрывает. Вот в этот момент я начинаю ненавидеть Майкла – мог хотя бы не врать. Надеюсь, отвращение к его вранью поможет Лизе развенчать её героя и не сожалеть о несбыточном.

Потом реализуется кошмар из сна – Майкл проваливает лекцию в огромном зале (теряет лицо). Меня настигает дежа вю – сколько раз во скольких фильмах я видела чёртов провал лекции? Ребята, у вас туго с воображением. Наконец, Майкл возвращается домой. Его встречает толпа друзей с одинаковыми лицами, одно из них – жена. Сын ждал Майкла ради подарка, подарок не понравился – эгоистичный маленький говнюк равнодушно убегает от отца. Я мстительно радуюсь: так тебе и надо, голубчик. Ничего, потерпишь, бог терпел и нам велел. Жена родит тебе пару девчонок, будешь дедом – и вновь услышишь свой «голос» в визге внучат. (на Лизу, конечно, всем плевать)

Сообщение модератора
  Рецензия опубликована вне очереди как поощрение за первое место предыдущей публикации автора в рейтинге популярности на начало декабря.
 

3 комментария:

  1. Вот что я писал о кризисе среднего возраста два года назад:
    Кризис среднего возраста - это осознание человеком того, что он не будет жить вечно. Учитывая то, что человек - единственное животное, которое осознает свою смертность, кризис среднего возраста - это превращение животного в человека. Правда, если человек по-настоящему осознавал свою смертность с юности и строил свою жизнь, исходя из этого понимания, кризис среднего возраста ему не грозит.

    ОтветитьУдалить
  2. Кризис среднего возраста, по-моему - в окончательном развенчании иллюзий, в осознании того, что жить надо здесь и сейчас, не откладывая на будущее. Людей, которые только в зрелости осознают, что они смертны - они что, совсем безмозглы? Хотя знаю пожилых людей, которые и в старости отказываются это понимать, и они - печальное зрелище.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Знать и осознавать - разные вещи. Современный человек, в принципе, мало чем отличается от животного. Ведь еще сто лет назад люди каждую неделю думали о загробной жизни, ходя в церковь.

      Удалить