понедельник, 20 ноября 2017 г.

"Мичман Хорнблауэр: равные шансы" (1998)

Оригинал взят у egovoru в Еще раз про любовь Хорнблауэра

Капитан Пеллью (Роберт Линдсей)
 и лейтенант Хорнблауэр
(Йоан Гриффит)
Кинопоиск

К масштабным батальным сценам я равнодушна, поэтому отсутствие таковых в сравнительно малобюджетном «Хорнблауэре» для меня не минус, а плюс. Нет там и глубокого социального анализа: действие разворачивается в переломную для Европы эпоху, но исторический фон используется только как рисунок на обоях для камерной психологической драмы.

Йоан Гриффит легко убеждает нас, что его герой обладает выдающимися природными способностями, позволяющими ему быстро продвигаться по служебной лестнице. (Примечательно, что во время съемок «Хорнблауэра» он сыграл еще и талант другого рода: архитектора Филипа Босини в «Саге о Форсайтах» 2002 года, и столь же убедительно).

У Горацио Хорнблауэра и его командира Эдварда Пеллью (в блестящем исполнении Роберта Линдсея) складываются не предусмотренные уставом отношения сына и отца. Но нелюбовь к публичному проявлению чувств – основа британского национального характера, на которую еще накладывается флотская дисциплина, так что в распоряжении актеров остаются только самые скупые средства. И оба они демонстрируют виртуознейшее ими владение: сцены взаимодействия их персонажей – лучшие во всем сериале.

Когда командующий судном Хорнблауэр приказал поднять французский флаг, чтобы незаметно прокрасться мимо преобладающих сил противника, я была готова считать это военной хитростью. Но вот когда он, на другом корабле, столкнул свихнувшегося капитана в люк и умолчал об этом на флотском трибунале, меня охватили сомнения. Нам дают понять, что, если бы его напрямую спросили, он бы признался (именно поэтому его умирающий приятель Арчи Кеннеди и решается взять вину на себя), но ложь по умолчанию – это ведь все-таки ложь, не правда ли? Тем не менее, создатели фильма (автор романов?) сочли такое поведение вполне совместимым с тем идеалом благородства, в качестве которого они предлагают нам своего главного героя.

Моряку вроде бы положена невеста в каждом порту, но в истории этого персонажа заслуживает упоминания разве что обреченная на заклание французская революционная крестьянка. Вообще же его существование протекает по такому принципу:

Нам не до женщин, черт возьми!
Но мы, от них глаза не пряча,
Считаем лучшею из них
Красотку с именем Удача.
Есть один закон у нас:
Не на суше мили мерить,
В дружбу верить, да в компас,
Да в попутный ветер верить.

Йоан Гриффит настолько вошел в эту роль, что, говорят, приобрел права на остальные романы о Хорнблауэре и мечтает воплотить своего героя, уже на стадии адмирала, на большом экране. Я горячо поддерживаю этот план.
 

8 комментариев:

  1. Тем не менее, создатели фильма (автор романов?) сочли такое поведение вполне совместимым с тем идеалом благородства, в качестве которого они предлагают нам своего главного героя.

    Автор обратила внимание на особенность протестантской этики, которая вызывает недоумение у многих непротестантов. Вот что по этому поводу пишет Макс Вебер в "Этике протестантизма и дух капитализма":
    Все нравственные правила Франклина имеют, правда, утилитарное обоснование: честность полезна, ибо она приносит кредит, так же обстоит дело с пунктуальностью, прилежанием, умеренностью — все эти качества именно поэтому и являются добродетелями. Из этого можно заключить, что там, где видимость честности достигает того же эффекта, она вполне может заменить подлинную честность — ведь легко можно предположить, что в глазах Франклина преизбыток добродетели — лишь ненужная расточительность и как таковая достойна осуждения. В самом деле, каждый, кто прочтет в автобиографии Франклина повествование о его «обращении» и вступлении на стезю добродетели или его рассуждения о пользе, которую приносит строгое соблюдение видимости скромности и сознательное умаление своих заслуг, о том всеобщем признании, которое этому сопутствует, неизбежно придет к следующему выводу: для Франклина упомянутые добродетели, как, впрочем, и все остальные, являются добродетелями лишь постольку, поскольку они in concreto* полезны данному человеку, и видимостью добродетели можно ограничиться во всех тех случаях, когда с ее помощью достигается тот же эффект. Таков неизбежный вывод с позиций последовательного утилитаризма. Здесь как будто схвачено in flagranti именно то, что немцы ощущают как «лицемерие» американской морали. Однако в действительности дело обстоит не так просто, как кажется на первый взгляд. О том, что, помимо приукрашивания чисто эгоцентрических
    мотивов, здесь заключено нечто иное, свидетельствуют не только личные достоинства Бенджамина Франклина, проступающие в исключительной правдивости его жизнеописания. и не только тот факт, что, по его
    собственному признанию, он оценил «полезность» добродетели благодаря божественному откровению, которое предназначило его к добродетельной жизни. Summum bonum этой этики прежде всего в наживе, во все большей наживе при полном отказе от наслаждения, даруемого деньгами, от всех эвдемонистических или гедонистических моментов: эта нажива в такой степени мыслится как самоцель, что становится чем-то трансцендентным и даже просто иррациональным по отношению к «счастью» или «пользе» отдельного человека.

    ОтветитьУдалить
  2. Те, кто прочли роман, уверяют, чти его главный герой вовсе не подается там как образец благородства, но в фильме, мне кажется, это именно так - тем он, собственно, и хорош. То есть, он, конечно, совершает ошибки - по неопытности, но движут им всегда благородные побуждения. Капитана он столкнул потому, что безумные действия того неизбежно погубили бы все судно - у зрителя нет в этом никаких сомнений.

    А подлец в фильме тоже есть - старший офицер, который устраивает новичкам, в том числе и Горацио, настоящую "дедовщину" на первом судне, куда Горацио определяют (под командованием не Пеллью, а другого, более мягкотелого капитана).

    Гриффит играет подлеца в новом фильме "Лжец", но сам фильм показался мне каким-то скучным, и я не стала его смотреть, а может, зря.

    ОтветитьУдалить
  3. Отдельной похвалы в этом фильме заслуживает работа костюмера - кажется, это был кто-то очень заслуженный. Меня поразило невероятное разнообразие фасонов офицерских шляп - по всей вероятности, тщательно воспроизведенное по историческим источникам. И такие сплющенные спереди и сзади двууголки, как на фото, и двууголки, сплющенные с боков, и треуголки, в разных сочетаниях цветов и в приложении к столь же нарядным мундирам - одним словом, зрелище не для слабонервных :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Эта сторона кинематографа интересна сообщнице cher_i. У нее очень подробные посты о костюмах киногероев, которые вряд ли появятся в этом сообществе.

      Удалить
  4. Попробовал посмотреть первую серию. Дедовщина на британском флоте в конце 18-го века мало чем отличается от дедовщины в Советской Армии. Слишком правдоподобно все это выглядит и будит неприятные воспоминания.

    ОтветитьУдалить
  5. Да, в фильме это весьма реалистично представлено, но Горацио очень скоро переведут на другой корабль, под начало Пеллью, а потом он и сам станет командовать кораблем, так что мучения эти будут продолжаться недолго.

    Через сколько-то (много) серий у него появится шанс расквитаться с этим "дедом" (уже не помню, как его зовут) в схватке один на один. "Дед" опять сделает какую-то подлость и почти одолеет Горацио, но вмешается капитан Пеллью и убьет гада метким выстрелом с далекого расстояния! Сцена будет замечательная: какой-то свидетель скажет: "Неплохой выстрел, сэр!" :)

    А события, описанные мною в посте - уже ближе к концу. Наверное, в интернете можно найти описание всех серий и установить, когда именно. Но я все посмотрела с интересом, хотя обычно к жанру "плаща и шпаги" я достаточно равнодушна.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В этом сообществе нет запрета на спойлеры, но все же не стоит так подробно описывать содержание. Я понимаю, что Вы руководствовались благими намерениями, и спасибо Вам за это. Кроме того, еще в армии я понимал, что дедовщиной увлекаются полные ничтожества, для которых годы службы был единственный шанс почувствовать себя кем-то. Да и в сериале Симпсон пролетает с повышением из-за своей тупости, о чем ему прямо в лицо говорит капитан. Отсюда такая ненависть к умнику Хорнблауэру.

      Удалить
  6. Должна признаться, что концепцию "спойлеров" я никогда не понимала (т.е., не понимала, почему рассказ о содержании фильма может испортить его просмотр - разве мы смотрим кино ради содержания?), но все равно спасибо, что предупредили.

    А насчет ума Горацио - или, шире, его способностей - самое интересное то, как исполнителю этой роли удается нас в этом убедить. Мы ни на секунду не сомневаемся, что Хорнблауэр таки очень способен к морскому делу. Как я уже упомянула в самом посте, Гриффит сделал то же самое и для своего героя в "Саге о Форсайтах" - мы верим, что он таки гениальный архитектор. Это редкое умение: слишком часто актер играет какого-нибудь исторического гения, но именно гениальность остается за кадром ;)

    А еще Гриффит отлично сыграл Пипа в "Больших надеждах". Эту книгу экранизируют почти столь же часто, как и "Джейн Эйр", и он - лучший Пип, которого я видела.

    ОтветитьУдалить