четверг, 12 октября 2017 г.

"Веселое сновидение, или Смех сквозь слезы" (1976)

Оригинал взят у zina_korzina в Придурочное добро.

Кинопоиск

Время от времени мы обсуждаем старые сказки, да и вообще советское кино. Буквально позавчера я вспомнила детский фильм «Весёлое сновидение или Смех и слёзы» о том, как пионер-шахматист попадает в сказочное пространство и, как обычно это бывает, быстро наводит порядок в шахматном королевстве. Эта вещь, написанная Михалковым-старшим во многом перекликается также с фильмом «Новые похождения кота в сапогах». Эти примеры - хороший предлог поговорить о наглядном изображении Добра и Зла во многих советских киносказках.

Так, в «Весёлом сновидении...» и в перепеве приключений Кота добрый король выглядит настоящий идиотом. В обоих фильмах это нелепый полудурок, которого совершенно непонятным образом носит корону. Возле него обретается такой же дурковатый министр, вообще неясно чем занятый. Зато! В качестве мощной оппозиции представлен тёмный валет Кривелло и такая же стильная Дама-треф по имени Двуличе.

Причём, в «Весёлом сновидении...» этот дуэт невероятно шикарен - комизм Георгия Вицина уравновешивается харизмой питерской примы Валентины Кособуцкой. Дети смотрят... и понимают - Добро глупое и вялое, как само имя короля - Унылио VII. Его сына зовут не менее упаднически - принц Чихалия (наверно, там могли бы быть ещё братья - Сморкалия и Подыхалия). Тогда как Зло интересно, насыщено, мощно и красиво. Помните 101 рассказку господина Кривелло в духе хоррор-фильмов? То-то. В культовой киносказке «Морозко» мы видим ровно ту же картину - Добро в лице терпеливой Настеньки и её безвольно-глупого папаши вызывает целую гамму чувств - от острой жалости до такого же невыносимого раздражения, тогда как Марфушка, Мачеха и, к примеру, Баба-Яга приковывают внимание. В старой Золушке нам снова интересна Мачеха-Раневская - как логическое продолжение тезиса: «Муля, не нервируй меня!» В качестве унылого Мули тут выступает папаша-Лесничий, которому проще сражаться с медведями, чем навалять своей дражайшей половине.

Нас с детства закармливали пресным Добром в лице Кота Леопольда, которого из серии в серию достают омерзительные мыши (вот тут Зло безо всякой харизмы). Нам как бы транслируют: надо постоянно прощать, извинять, понимать. Кстати, Леопольд каждый раз - вроде как - наказывает мышей - то загонит их в ловушку, то они сами повиснут над какой-нибудь пропастью. Но каждый раз он их отпускает. Ни разу не захлопнул мышеловку, а ведь детям, сидящим у экрана хотелось именно этого. Добить гада. Кто к нам с мечом - тот от меча и кирдык. Безусловно, таковыми были отнюдь не все сказки - в кинофильме о «Трёх толстяках» шикарный красавец Тибул и обворожительная Суок противостояли карикатурным жиртрестам и их прихлебателям в шляпках. В довоенных киносказках блондин-богатырь в исполнении эталонного комсомольца Сергея Столярова бился со всякой нечистью. Но по большому счёту, нам постоянно предлагалось любить вялых и податливых героев, тогда как ребёнок очень падок на образы...
 

1 комментарий:

  1. Эта рецензия - хорошая иллюстрация к лекции Ольги Седаковой "Дружба со злом". Там тоже идет речь о том, что в русской литературе добро обычно выглядит беспомощным, как, например, князь Мышкин. Но здесь есть одно существенное отличие. Ольга Александровна говорила, что сила добра не похоже на силу зла. То есть проблема не в том, что "добро должно быть с кулаками". Положительные герои не должны быть такими же хитрыми и изворотливыми как отрицательные. Ведь предельным олицетворением Добра является Иисус Христос, на которого и был похож князь Мышкин. И проблема не в том, что положительные герои выглядят беспомощными на фоне киношных пройдох. Проблема в том, чтобы показать и увидеть, как Добро в конце концов побеждает, несмотря на все "многоходовки" Зла.

    Кстати, мысль, схожую с мнением автора рецензии, несколько месяцев назад высказал другой сообщник по поводу героя Миронова в "Обыкновенном чуде".

    ОтветитьУдалить